justfedja: (Fedja the  Barbarian)
[personal profile] justfedja
Мне снилось, что я лежу в сугробе и замерзаю. Было так нестерпимо холодно, что я обхватил плечи руками. В тот же миг все вокруг перевернулось и исчезло.

417047_html_m53631f5c

Кряхтя, я встал с пола, подобрал кепку и уселся на широкую лавку, прикрученную к стене камеры. Вот же угораздило заснуть и свалиться на пол. Нет, сидя будет еще холоднее. Я снова встал, натянул кепку поглубже на голову, немного помахал взад-вперед руками, давая понять, что почти протрезвел и совершенно контролирую себя, и начал шагать по камере. Я точно знал, что надо сосчитать количество шагов от стены до стены, но каждый раз отвлекался на какие-то посторонние мысли и сбивался со счета, выходило то девять шагов, то двенадцать. Потом мне пришло в голову, что надо обратить на себя внимание дежурного и объяснить ему, что попал я сюда совершенно случайно и, в общем-то, зазря. Просто Севастьяныч куда-то потерялся, а я в Омске никогда раньше не был и пошел его искать. Но в этих ваших сараях и снегах не то что Севастьяныча потеряешь, здесь сам сгинешь, и все, поминай как звали. Дорожки снегом засыпаны, кругом поленницы, заборы, люди куда-то все подевались, а темнеет-то моментом… Из какого барака мы с Севастьянычем вышли, ну как тут угадаешь. А стучать начнешь – ну что объяснишь: приехали из Булаево, за сальниками для тракторов, остановились у знакомого Севастьяныча, у Миши. Здесь пока этого Мишу найдешь, околеешь от холода.

От этих мыслей меня передернуло, и я вспомнил, что, собственно, мне нужен был дежурный. Подойдя к решетке, я начал рассматривать письменный стол у противоположной стены, тусклую лампочку, свисавшую над столом, несгораемый шкаф, маленькую печку-буржуйку с горкой поленьев, вешалку в углу комнаты. Справа и слева были закрытые двери. Дежурного нигде не было видно. Я нахмурился и подергал решетку, протянувшуюся от стены до стены. Вдруг скрипнула дверь, и в комнату вошел милиционер, на ходу поправлявший ремень. Вся моя решительность мигом испарилась, и я протянул что-то вроде «Ээм, эээ, аа». Милиционер уже сидел за столом. Он посмотрел на меня тяжелым внимательным взглядом. Через щеку и подбородок у него тянулся темный рубец. Покачав головой, милиционер включил настольную лампу, развернул газету и погрузился в чтение. Я отошел назад к скамье, сел съежившись, и обхватил голову руками.
«Что же теперь будет? Послали, значит, молодого учителя, целинника, вместе с водителем в Омск за запчастями. Не просто водителя послали, потому что просто водитель, ну, например, Севастьяныч, может на неделю в Омске пропасть у каких-нибудь знакомых, а потом вернуться с красными глазами и с перегаром. Да хуже того, еще и скажет, что водку у него отняли на посту, потому что, когда проверяли путевой лист, в путевом листе были сальники, заглушки и прочие детали для тракторов, а трех ящиков водки в путевом листе не было. Вот для того, чтобы было чем встретить новый, 1957 год, вместе с Севастьянычем и послали меня, молодого и ответственного учителя географии. Я же не просто так на целину поехал, а чтобы тут новая жизнь началась, тут ведь не только пахать и сеять надо, а еще и детей учить. Наших, новых советских детей в наших, новых поселках советского Северного Казахстана. А я, значит, с Севастьянычем-то и того… Ну, как получил Севастьяныч на базе все свои железки, как договорился, и вынесли нам из магазина водку… А даже и не только водку, еще и шампанское, помню, вынесли нам, крымское. У нас в Булаево и девушки есть, мы все, молодые комсомольцы-целинники, Новый год встречать будем… А с Севастьянычем мы только хотели Мишу отблагодарить, что переночевать пустил. Вот почему мы на улицу пошли, это уже не помню. Зря, зря пошли… Теперь же протокол напишут, в школе директор зачитает, как же перед всеми стыдно-то будет… А вдруг выгонят, и что, обратно в Истру возвращаться, к родителям? Меня же всему педучилищу в пример ставили, что среди лучших, самых достойных, на целину…»

– Да не ерзай ты, сколько уже можно…
Я чуть не свалился с лавки от неожиданности. В углу камеры, в полумраке, нахохлившись, сидел человек.
– Сядь и сиди, бегаешь тут… Эй, лейтенант, когда кормить-то будут?
– Когда надо, тогда и будут. Кормить вас… – Милиционер посмотрел куда-то в сторону. – Через полтора часа будут кормить. Я через час сменяюсь, придет Осинин и будут кормить. – Покачав головой, милиционер открыл печную дверцу, закинул несколько поленьев и снова взялся за газету.

– Эээ… А вы давно здесь? – Сказав это, я сразу понял всю нелепость своего вопроса.
Человек выпрямился и потянулся. В углу камеры сидел небритый мужик в серой телогрейке, армейской ушанке и черных ватных штанах. Краем глаза взглянув на меня, человек уставился на милиционера за столом.
– С полудня сижу.
Я довольно твердым шагом подскочил к неожиданному соседу и уселся рядом.
– Послушайте, а что теперь с нами будет?
Мужик снова оглядел меня, на этот раз внимательно и цепко. Теперь и я разглядел его: постарше меня, лет 27–30, лицо красивое, но одновременно какое-то равнодушное, вялое. Только глаза пытливо рассматривали меня.
– С нами не знаю что будет, а с тобой… Сначала протрезвеешь, потом чего-нибудь пожрать дадут, потом спать. Утром дежурный снимет протокол, проверят и отпустят. А, ну еще штраф заплатишь, но это из зарплаты уже. У тебя зарплата-то есть? – Мужик ухмыльнулся.
– Ну есть, конечно, я учитель. Ну, то есть сейчас денег нет, а так есть. То есть я в школе работаю, так что есть. – Я опять растерялся и запутался. – Я Слава Королев, то есть Вячеслав, мы из Булаево приехали, за запчастями. – Я протянул руку новому товарищу. Тот опустил голову и уставился на протянутую руку. Потом медленно крепко пожал.
– Ну привет, Слава, – будто лениво проговорил мой спутник. – А что за Булаево?
-Так это у нас тут, на целине, новый поселок. Ну то есть поселок и раньше был, но мы, молодые целинники... ну, в общем, там у нас совхоз. – Мне казалось, что я могу говорить очень четко и понятно, но опять выходила какая-то белиберда.
– Ну понятно, добрался до Омска и нажрался, молодой целинник. – Мужик кивнул, уставился в пол и сплюнул.
– Нет, ну что значит нажрался! Я не нажрался, я с Севастьянычем, ну то есть с нашим водителем… Ну то есть, конечно, мы выпили, но как сказать… Ну, в общем, он куда-то подевался…
– Ага, он подевался, а ты в ментовку пьяный попал, да? Ну жди теперь своего водителя. Сейчас проспится где-нибудь и как раз утром сюда заявится, тебя искать. Он тебя искать-то будет или как?
– Севастьяныч-то? Будет, конечно! Он вообще нормальный, он у нас в совхозе водителем…
– Понятно, понятно уже. – Мой собеседник отвернулся к стене. – Все понятно…
Разговор был окончен. Я снова встал и подошел к решетке.
– Товарищ милиционер, а можно как-то еще подтопить? Холодно очень. У вас тут дует откуда-то.
– Дров мало, не завезли. Сменный придет, еще из поленницы принесет. А дует – это у вас сверху окно щелявое.
Я обернулся и увидел под потолком окошко в одно стекло, забранное решеткой. Рама была не закрыта, а прихлопнута, так что в тонкую щелку виднелось ночное небо.
– А чего же у вас-то рама такая, все тепло уходит?
– Не у нас, а у вас, – обрезал меня милиционер. – У нас – он махнул рукой в сторону несгораемого шкафа и двери – щелей нет. А не нравится, так когда следующий раз попадешься, дадут тебе пятнадцать суток. Вот тогда ты все поправишь: и раму починишь, и стекло протрешь.
Я помотал головой, крыть было нечем.
– А вот шрам у вас, это от немцев? – Я все пытался продолжить разговор. Мне было стыдно за то, что я так напился, и хотелось с кем-нибудь поговорить. Да что там, мне хотелось кому-нибудь выговориться, пожаловаться на себя, пожаловаться на все на свете, на то, что все так глупо выходит. И сейчас выходит, и вообще в моей жизни всегда так глупо выходило и выходит.
– От венгров. А холодно тебе, потому что трезветь наконец начал. – Милиционер вздохнул и снова развернул газету.

Разговор был окончен. На меня опять никто не хотел обращать внимания.
Я подошел к мужику в телогрейке и неопределенно промычал, указывая на место рядом с ним. Мужик, не отрывая взгляда от пола, кивнул.
– А вы сами отсюда, омский? То есть омич, да? – Я внутренне поморщился, ожидая насмешки над моей ошибкой.
– Нет, я с Асбеста. Это Урал.
– Ааа, – протянул я. – Ну и как там, в Асбесте?
– Еще хуже, чем здесь, – мрачно сказал мужик.
Мы надолго замолчали.

Хлопнула входная дверь, и в комнату вошел высокий милиционер в шинели, с охапкою дров. Сидевший за столом поднялся, протянул руку и о чем-то тихо заговорил, покачивая головой в нашу сторону. Вошедший кивнул, повесил шинель и сел за стол. Лейтенант расписался в журнале, еще раз пожал руку сменщику и вышел.
Наступила тишина. Милиционер рассматривал нас. Не отрываясь, без всякого выражения, он пристально глядел на нас. Я не выдержал и отвел взгляд.
Я, наверное, задремал, потому что очнулся от резких, размеренных ударов железа о железо. Наш новый охранник стоял у решетки и размеренно бил ложкой по прутьям. Мы подошли и получили по тарелке горячего рыбного супа и по куску хлеба. Сев рядом, начали быстро есть. Милиционер вернулся за стол и продолжил пристально рассматривать нас. После горячего меня снова потянуло в сон.

Когда я проснулся, в помещении было темно, только на полу камеры тянулась полоска лунного света из окошка под потолком. Я повел затекшей спиной и понял, что спал, привалившись боком к моему соседу. Отодвинувшись, я взглянул на него и увидел, что он сидит с открытыми глазами и внимательно смотрит в дальний угол комнаты.
– Чего не спишь-то? – Я сразу почувствовал, что произнес глупость. Ну почему всегда одно и то же?
Сосед не шевельнулся, только еле слышно прошелестел:
– Нет, сейчас не заснуть.
Помолчал немного, а потом еле слышно, безостановочно, начал бормотать:
– Нет, ведь Новый год скоро, сейчас опять начнется. Скоро уж будет. Скоро будет, ага. Ну что, Петя, заходи уж.
Я отодвинулся подальше. Холод скамейки заставил поежиться.
Сосед обернулся на меня, взглянул и поднял взгляд выше. Я посмотрел наверх и увидел, что из окна под потолком вниз смотрит молодой парень, почти мальчишка, в вязаной лыжной шапочке с помпоном. Потеряв дар речи, я начал разглядывать темноту в надежде увидеть нашего охранника. Но дальняя часть комнаты была погружена во мрак, и ни письменного стола, ни милиционера – ничего не было видно. В следующее мгновение паренек сел рядом со мной. Чуть склонившись вперед, он смотрел мимо меня, на моего сокамерника.
– Ну как?
– Да все так же. – Мужик в углу говорил тихо и равнодушно, чуть шевеля губами.
– Чего было?
– В леспромхозе был, там всем наплевать.
– Ну да, там наплевать. Только план давай, а кто, чего… Ну а жизнь как?
Мужик только скривился.
– А у меня вот все чешется. – Парень повел плечами.
– Что, до сих пор чувствуешь?
– Да, под лопаткой. – Парень улыбнулся. – А то ты не знаешь, где.
- Ну да, под левой.
Разговор продолжался шуршащим шепотом, будто говорили давние знакомые, обсуждающие прошлые дела.
– Слушай, а зачем все-таки?
– Да пошел ты…
– Да сам пошел… Зачем все-таки?
– Да потому что достали. И пацаны достали, и ты достал. И шапка твоя достала.
– Ну да, ну да. И платок еще, скажи, тебя достал.
Мужик в углу чуть слышно скрипнул зубами и отвернулся.
- Ага. – Паренек тихонько пропел на мотив эстрадной песенки: – У нас не станешь человеком, пам-пам-пам, пока не встретишь смерть.
– Да пошел ты.
– Да я иду, иду. И всякий раз ты.
– Вот ведь… – Мужик выругался. – И каждый раз в это же время.
– Ну да. – Мальчишка зло осклабился. – Каждый раз. А ты как хотел…
Повисла тишина.
– Да никак я не хотел. Что же ты каждый раз… Целый год думаю, как ты снова... – Мой сосед невидящими глазами смотрел в темный угол камеры. – Как же тошно знать, что опять появишься. Летом люди жизни радуются, а я знаю – через полгода. Ноябрьские пришли – полтора месяца. Все Новый год ждут – я тебя.
– Ли-ло-вый. – Парень нараспев повторил: – Ли-ло-вый. Слово красивое, да? Как елочная игрушка, блестящее такое.
– Подавись ты своим платком! Уж и дарил его, и выбрасывал, и жег…
Парень ухмыльнулся и покачал головой:
– А в камеру ты сюда специально попал? Думал, я…
Мужик резко оборвал его:
– Ничего я не думал. Попал и попал, твое какое дело.
– А, конечно, конечно.
Мне казалось, что я схожу с ума. Эти двое говорили между собой, будто меня здесь не было, будто я был прозрачен. Я хотел крикнуть «Пожалуйста, перестаньте, мне страшно!», но не мог промолвить ни слова. Все тело будто оцепенело, меня трясло от холода. Освещенная лунным светом камера, двое перебрасываются тихими словами, впереди решетка и чернильная тьма. Вдруг мои глаза стали закрываться, и я начал заваливаться вниз, на пол. Последнее, что я увидел, – возникший за решеткой силуэт милиционера Осинина. Его лицо почему-то было зеленого цвета. Я потерял сознание.

Первое, что я услышал, был громкий голос Севастьяныча:
– Ну нашел, наконец-то нашел. Уж все оббегал, думал, упал где и замерз. А он тут у вас сидит. А чего здесь так холодно, не топите, что ли?
– Севастьяныч, родной, тут я! – Мне хотелось плакать от счастья.
– Сейчас оформлю бумаги и выпущу. Проверили, чист ваш Королев. А вы пока посидите в углу, не отвлекайте. И не шумите тут…
Комната была освещена светом, лившимся из окна. Какой-то новый милиционер что-то писал, поминутно макая перо в чернильницу. Покачиваясь от пережитого, я подошел к решетке и помахал Севастьянычу. Красноглазый, небритый, он широко улыбнулся мне щербатым ртом.
– А я вот, понимаешь, сюда попал. – Я махнул рукой и обернулся к скамье.
В углу, на полу, прикрытое покрывалом, лежало тело. Высовывались ноги в черных ватных штанах и рука, сжатая в кулак. Кулак сжимал лиловый платок.
Ноги подогнулись, и я снова потерял сознание.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

justfedja: (Default)
justfedja

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
2021 2223 242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:58 am
Powered by Dreamwidth Studios