justfedja: (Fedja the  Barbarian)
[personal profile] justfedja
DSCN4796
Идеальное соответствие содержанию.


Первое впечатление от Севастополя - детское удивление. Маршрутка из Судака (5 (прописью-пять) часов в пути), уже въехав в Севастополь, проезжала мимо памятника. Машина притормозила и я прочитал "Матрос Кошка". Чёрт, да ведь я читал об этом сорви-голове 30 (!) лет назад. "Книга будущих адмиралов", Анатолий Митяев!
DSCN4710

Если говорить о каком-то собирательном, "идеальном" воине России - матрос Пётр Кошка, участник обороны Севастополя в Крымскую войну, подходит образцово. Смелый, ловкий, инициативный, "охотником" (как тогда называли добровольцев) участвовал в 18-ти вылазках, да кроме этого неизвестное количество раз "навещал" инсургентов в одиночку. Во время одной из вылазок, вооружённый одним только ножом, взял в плен троих французских солдат, во время другой под огнём врага вырыл около самой неприятельской траншеи закопанное по пояс в землю тело погибшего русского сапёра и унёс его на 3-й бастион. Рассказывали, Кошка ночью утащил прямо из французского котла варёную говяжью ногу, а однажды средь бела дня увёл вражеского коня. По легенде, когда под ноги адмирала Корнилова упала бомба, Пётр Кошка схватил её и бросил в котёл с кашей, от чего у бомбы погас фитиль и взрыва не произошло. Адмирал поблагодарил находчивого матроса, а тот ответил ему фразой, ставшей крылатой: «Доброе слово и Кошке приятно». Интересно, что Пётр Кошка это ещё и человек счастливой (такая редкость в России) судьбы. Довоевал и остался жив, был многажды награждён, уволен в запас (во время обороны Севастополя месяц службы шёл за год, вполне справедливо), уехал к себе в деревню под Винницу, где к концу жизни за казённый счёт обзавёлся маленьким имением. Умер ветеран в преклонном возрасте от простуды, он заболел, спасая двух девочек, провалившихся в прорубь. И вот я вижу памятник человеку, про которого читал и помнил тридцать лет!

Вытащив себя из маршрутки (нижние конечности за пять часов тряски по разбитым крымским дорогам начали атрофироваться), я бодро пополз по улицам. Первое впечатление (которое впоследствии, увы, неоднократно подтверждалось): город застыл где-то в героическом прошлом. Меня окружали памятники великим людям и имперские дома царских и сталинских времён, но, чёрт возьми, в городе, в центре, не было ни одной целой ступеньки, здания явно видали лучшие времена, город был как после англо-французской бомбардировки, а официантки относились ко мне с таким чувством, будто я отвлекаю их от более важных дел, например мешаю созерцать внутренний мир заляпанного дверного косяка. Серьёзно, я заходил поесть в Севастополе четыре раза, и четыре раза мне давали понять, что лучше бы меня тут не было. В Москве такие люди не доработали бы даже до обеда... Зато стоит спросить "Извините, а как пройти к Малахову кургану?", как тебя тут же окружает толпа людей, от старушек до братков в кепках и все наперебой начинают объяснять, где завернуть и как срезать путь. А уж вопрос "Как добраться до 35-й батареи?" собрал маленький митинг, причём некоторые участники переместились вслед за мной в маршрутку и внимательно следили, чтобы я не пропустил остановку.

Но всё по порядку.
Проведём перекличку титанов прошлого.

Матушка Екатерина
DSCN4831
На постаменте высечен указ светлейшему князю Потёмкину "...объявляем сим волю нашу устроить следующия укрепления: … Крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр и где должны быть Адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное селение...". Памятник поставили в 2008 году, украинские власти подали пять исков в суды, пытаясь сорвать установку, но "иностранную политическую фигуру" всё-таки установили. На всякий случай, памятник ещё долго охраняли севастопольцы и пришедшие на помощь горожанам жители Алушты и Симферополя.

Конечно же, Александр Васильевич
DSCN4826
Первые земляные укрепления, ещё до официальной закладки города, были сделаны по приказу Суворова.

Понял, что нехватает памятника светлейшему князю Потёмкину-Таврическому, так его собираются тоже поставить!

Фёдор Фёдорович, вот уж был великий русский адмирал
DSCN4762

Нахимов, душа обороны Севастополя
DSCN4723

И другие, не менее достойные, но, к сожалению, менее известные.
Адмирал Сенявин
DSCN4714

Адмирал Лазарев
DSCN4735
Приложил огромные усилия по строительству Черноморского флота. Смог прекрасно обучить офицеров и будущих адмиралов-защитников Севастополя в Крымскую войну. И невозможно поставить ему в вину техническую отсталость флота - это вина политиков, а не адмиралов. Но о Николае I и его современном последователе мы ещё поговорим...

Адмирал Корнилов
DSCN4809
По легенде, рядом с Корниловым Кошка.
В начале Крымской войны фактически командовал Черноморским флотом, до своей гибели был непосредственным начальником адмиралов Нахимова и Истомина. После высадки англо-французских войск в Евпатории и поражения русских войск на Альме, Корнилов получил приказ от главнокомандующего в Крыму князя Меньшикова затопить корабли флота на рейде, чтобы использовать матросов для обороны Севастополя с суши.
Корнилов собрал на совет флагманов и капитанов, где сказал им, что поскольку из-за наступления вражеской армии положение Севастополя практически безнадежно, флот должен атаковать противника на море, невзирая на огромный численный и технический перевес врага. Пользуясь беспорядком в расположении английских и французских кораблей у мыса Улюкола, русский флот должен был напасть первым, навязав противнику абордажный бой, взрывая, если потребуется, свои корабли вместе с кораблями противника. Это бы позволило нанести вражескому флоту такие потери, что дальнейшие его операции были бы сорваны. Отдав приказ готовиться к выходу в море, Корнилов отправился к князю Меншикову и объявил тому свое решение дать бой. В ответ князь повторил отданное приказание — затопить корабли.

С точки зрения гражданских людей, предложение Корнилова, конечно, ужасно. Но с точки зрения военных - при определённом стечение обстоятельств, ценой своих жизней моряки и Корнилов, возможно, смогли бы остановить войну и предотвратить намного большие потери. Да и по смелости Корнилов и другие адмиралы, конечно же, сильно отличаются от советского командующего Черноморским флотом товарища Октябрьского. Но и об этом позже...

Необычный памятник Александру Казарскому
DSCN4717

Шла русско-турецкая война.
В мае 1829 года три русских корабля: 44-пушечный фрегат "Штандарт" (командир капитан-лейтенант П.Я. Сахновский), 20-пушечный бриг "Орфей" (командир капитан-лейтенант Е.И. Колтовский), и 20-пушечный бриг "Меркурий" (командир капитан-лейтенант А.И. Казарский) крейсеровали у выхода из пролива Босфор. Командовал отрядом кораблей капитан-лейтенант Сахновский.
На рассвете 14 мая 1829 года от Босфора отошел турецкий флот в составе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 корветов, 1 брига, 3 тендеров. Неприятельская эскадра, заметив русские корабли, пустилась за ними в погоню. На "Штандарте" был поднят сигнал: "Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход", после чего более быстроходные "Штандарт" и "Орфей" быстро вырвались вперед, а тихоходный "Меркурий" стал отставать.
К 14 часам дня корабли неприятеля - 110-пушечный линейный корабль "Селимие" и 74-пушечный линейный корабль "Реал-бей" уже начали настигать "Меркурий". Видя невозможность уклониться от неравного боя, Казарский собрал совет из офицеров. Шансы на спасение у "Меркурия" были ничтожны (184 пушки против 20), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался.
Как пишет Казарский в своем рапорте командующему Черноморским флотом адмиралу А.С. Грейгу от 14 мая 1829 года, первым попросили высказаться поручика корпуса штурманов Прокофьева, который предложил: "Взорвать бриг, когда он будет доведен до крайности". Далее Казанский продолжает: "Вследствие этого мнения, принятого всеми единогласно, было положено защищаться до последней возможности и если будет сбит рангоут, или откроется большая течь, тогда схватиться с ближайшим неприятельским кораблем, и тот офицер, который остается в живых, должен зажечь крюйт-камеру, для чего был положен на шпиль пистолет". Казарский также обратился к нижним чинам и объяснил им, "чего ожидает от них Государь и чего требует честь императорского флага, нашел в команде те же чувства, как и в офицерах: все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге".
Успокоенный таким общим единодушием, он приказывает: "Прекратить действие веслами, поставить людей к пушкам, сбросить в море ял, висевший за кормой, и открыть огонь из ретирадных портов".
Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего корабля, бриг был очень тяжел на ходу, спасти его могли только искусное маневрирование и меткость канониров. В течение получаса "Меркурий", маневрируя, умело уклонялся от залпов неприятельских кораблей, но потом был поставлен между обоими кораблями, и с линейного корабля капудан-паши "Селимие" закричали по-русски: "Сдавайся! И убирай паруса". Ответом на это с "Меркурия" были залп всей артиллерией и дружный ружейный огонь. Оба турецких корабля, сдавшись к корме брига, открыли по нем непрерывную канонаду ядрами, книпелями и брандскугелями. На "Меркурии" возник пожар, который, к счастью, удалось потушить. Метким огнем канониров брига был поврежден гротовый рангоут стопушечного турецкого корабля "Селимие" под флагом капудан-паши, что заставило его лечь в дрейф. Другой корабль 74-пушечный "Реал-бей" под флагом младшего флагмана продолжал сражение, переменяя галсы под кормой брига, и бил его продольными выстрелами, которых никакими движениями невозможно было избежать. "Меркурий" отстреливался, и счастливым выстрелом удалось перебить у неприятеля нок-фор-марс-рею, падение которой увлекло за собой лисели. Эти повреждения лишили "Реал-бей" возможности продолжать сражение и в половине шестого он прекратил бой.
Как писал в своем рапорте Казарский: "Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада". Сам Казарский во время боя получил контузию головы, но, несмотря на это, оставался на мостике и руководил боем. В заключение он пишет, что "не находит слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества".
14 мая 1829 года А.И. Казарский и экипаж брига навечно вписали свои имена в историю Российского флота.
Они шли на явную гибель, но не склонили головы перед неприятелем, как это сделал незадолго до этого боя бывший командир брига "Меркурий" (1826—1828 гг.) капитан 2 ранга Семен Михайлович Стройников. Командуя 36 пушечным фрегатом "Рафаил", он буквально за два дня перед героическим сражением "Меркурия", оказавшись в тумане в гуще турецкой эскадры, спустил флаг корабля и сдался туркам. Впервые с момента утверждения Морского Устава Петром I русский корабль спустил перед неприятелем флаг. Турки переименовали фрегат в ''Фазли-Аллах'' (данный Богом).
В момент сражения Стройников находился на борту линейного корабля "Реал-бей". Так сошлись судьбы двух командиров брига "Меркурий".
Разгневанный император Николай I издает указ, в котором говорится: "Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата "Рафаил", не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню". Воля императора была выполнена.
После разгрома турецкой эскадры в Синопском сражении, когда адмирал Нахимов сжег османскую эскадру в бухте Синопа, свой доклад императору он начал словами: "Воля Вашего Императорского Величества исполнена - фрегат "Рафаил" не существует". После Синопского сражения флагманский корабль эскадры Нахимова "Императрица Мария" залпами пушек разнес бывший фрегат "Рафаил" в щепки.
"Потомству в пример"! Не знаю почему, но каждый раз, когда я читаю о бое "Меркурия", у меня в глазах стоят слёзы.

Памятник затопленным кораблям

DSCN4730
Пронзительный, печальный монумент.

Каменная точка в споре о государственной принадлежности города.

DSCN4720

А дома Севастополя! Мне вспоминается Питер, но будто перемещённый на юг и менее гражданский, роскошный, но более строгий, военный. Питер скорее не императорский, а сталинский, построенный на месте разрушенных войной домов. И такой же брошенный.
DSCN4733

Шестаков и Хрулёв не могут поделить спуск
DSCN4739

Сам спуск. Баллюстрада поверху составлена из разномастных колонн и ограждает очередную воинскую часть. Военных в Севастополе вообще очень много. Те, что служили ещё во времена Украины жалуются, что раньше им доплачивали "за службу за рубежом", а после возвращения Севастополя доплаты отменили. Но, странное дело, никто в ВСУ не переметнулся, более того, 85% нэзалежных військовослужбовцов перешли в войска Темнейшего.
DSCN4741

DSCN4740

Трогательный плакатик "С 9 мая!" и букет цветов
DSCN4743

Немного брежневской монументально-декоративной халтуры.
DSCN4745

Чувство юмора есть, пациент будет жить
DSCN4748

Империя видала лучшие дни
DSCN4749

DSCN4750

DSCN4753

DSCN4798

DSCN4820

DSCN4821

DSCN4827



Меня не покидало чувство, что в жизни города было всего два действительно ярких (и, к сожалению, очень трагических) события: оборона Севастополя 1854—1855 годов и оборона Севастополя 1941-1942 годов. Оба раза - реки крови, оба раза - героическое поражение, оба раза - горькая слава. Севастополь будто застрял в тех временах, будто ждёт, когда можно будет снова проявить себя в кровавом, за пределами человеческих сил, подвиге. А пока мир - тихий, неухоженный, неприкаянный южный город.

Как символ Крымской войны - Малахов курган
DSCN4805

Сначала в общих словах о Крымской войне. К 1853 году Николай I считал, что уже схватил Бога за бороду: по спискам армия насчитывала около миллиона человек и была самой большой на планете, в стране тишь и, суда по отчётам, благодать, верноподданическое население воспитано согласно официально утверждённой идеологии графа Сурко Уварова "православие, самодержавие, народность". РОМИР бы насчитал не меньше 86% поддержки. Когда в стране все ходят строем, можно и у соседей порядок навести (чёрт, это я сейчас про кого пишу?). Вот, например, заставить султана признать, что русский император берёт под свою протекцию 12 миллионов османских христиан, то есть треть населения Турции. А там, глядишь, и над Святой Софией крест воздвигнем, и Босфор будет русским. Ведь кто сможет противиться воле русского царя? Гейро Франция с выскочкой Наполеоном III? Так он к власти пришёл путём переворота в 1851, окружил себя сворой каких-то прощелыг, да и брат Николая, Александр I, славно поколотил французишек в 1812 году, небось ещё не забыли. Англичанка? Так надменный остров всегда сторонился вмешательства в дела континента, да и пока бритты доберутся до Константинополя, глядишь уже и дело уладим. И вместе против России они никогда не выступят, англичане с французами вечные враги, всем известно. Австрийцы? Так их только в 1849 году русские штыки спасли, подавили венгерское восстание и трон вернули. Нет, австрияки ещё долго будут русскому царю руки целовать, без него всех Габсбургов на улицах Вены чернь по столбам бы развешала. Мелконемецкая рвань? Да кого интересует её мнение.  Слаба Европа против русского солдата, характером не вышла. Так что пора с турком разобраться, поставить точку в вопросе.

По отчётам наша страна всегда была на первом месте, а что списочный состав войск значительно превышает реальный, что смертность среди рекрутов в мирные годы между 1826 г. и 1858 гг. составляла 3,5 % в год, что объяснялось отвратительным санитарным состоянием армии, что только в 1849 нормы выдачи мяса были увеличены до 84 фунтов мяса в год на каждого строевого солдата (100 граммов в день) и 42 фунта на нестроевого. Ранее даже в гвардии выдавалось всего 37 фунтов - всего это ни в каких отчётах не было. После войны Лев Толстой писал, что в Севастополе отчаянно нехватало ядер и солдаты ползали по перепаханным позициям, собирая ядра противника, в то время как вся дорога из Тулы до Крыма была усеяна русскими ядрами из развалившихся интендантских телег. Железных дорог нет-с, всё неспешно, лошадками. К началу Крымской войны доля нарезных ружей в стрелковом вооружении русской армии не превышала 4—5 %, во французской же нарезные ружья составляли около трети стрелкового оружия, а в английской — более половины.

На уличном рынке в Севастополе я купил несколько английских, французских и русских пуль. Если пуля из АК-74 калибром 5,45 мм убивает человека, то пули Крымской войны должна просто аннигилировать противника - это ОГРОМНЫЕ куски свинца.
Bullets
Для сравнения - на фото справа внизу пуля от АК-74 5,45 мм., фото не моё.

Пехота, вооружённая нарезными ружьями, при встречном бое (тем более — из укрытий), имела значительное превосходство благодаря дальнобойности и кучности своего огня: нарезные ружья имели прицельную дальность стрельбы до 1200 шагов, а гладкоствольные — не более 300 шагов (правда при сохранении убойной силы до 600 шагов, но это уже попадание как удача). Русская армия, как и союзники, имела гладкоствольную артиллерию, дальность поражающего выстрела которой (при стрельбе картечью) достигала 900 шагов. Это втрое превосходило дальность действительного огня гладкоствольных ружей, что наносило наступающей русской пехоте тяжёлые потери, тогда как пехота союзников, вооружённая нарезными ружьями, могла расстреливать артиллерийские расчёты русских орудий, оставаясь вне досягаемости картечного огня. Да что говорить, до 1853 года в русской армии на обучение пехоты и драгун отпускали 10 патронов в год на человека.

В общем, слово за слово, нота за нотой, в октябре (здесь и далее - новый стиль) 1853 году война началась. В ноябре 1853 турок крепко поколотили при Синопе, утопив почти весь турецкий флот. А потом события вышли из-под контроля. Англия и Франция одновременно, 27 марта 1854 года, объявили войну России. Цель одна - поставить слишком возомнившего о себе русского медведя на место, план боевых действий представляется совершенной авантюрой - высадка в Крыму. Армиям потребуется невероятное количество пороха, ядер, патронов, обмундирования и провианта - флот обещает обеспечить снабжение. И уже 14 сентября 1854 года первые солдаты экспедиционного корпуса сошли на крымский берег в Евпатории. Подготовка огромной армии, организация невиданных доселе сил флота, укомплектование снаряженим и оружием (везли с собой всё, от ядер и пороха до ботинок и подушек) заняла 5 месяцев. По меркам Российской империи - одно мгновение.

17 сентября союзники уже первый раз бомбардируют Севастополь. Несколько сухопутных сражений (Альма, Балаклава, Инкерман), в которых русские пытались остановить противника или деблокировать Севастополь, проиграны, массовый героизм наших солдат разбивается о техническое превосходство и оперативное управление союзников.

Так как "генерал Мороз" в Крыму нечастый гость, часть работы за него сделал "полковник Буря" -
14 ноября жестокий шторм у берегов Крыма привёл к потере союзниками более 53 кораблей (из них 25 транспортов). Дополнительно, под Евпаторией потерпели крушение два линейных корабля (французский 100-пушечный «Генрих IV» и турецкий 90-пушечный «Пеики-Мессерет») и 3 паровых корвета. В частности, были утеряны посланные десантному корпусу союзников запасы зимней одежды и медикаментов, что в условиях надвигающейся зимы поставило союзников в тяжёлое положение. Буря 14 ноября по тем тяжким потерям, какие она причинила флоту союзников и транспортам с припасами, приравнивалась ими к проигранной морской битве.

Зима 1854-55 годов очень тяжело далась обеим сторонам, санитарные потери от простуд и холеры (Крым, воды мало, а в туалет ходят все) намного превышали боевые. Но никто не хотел отступать, а логистика союзников была очень эффективной - снабжение боеприпасами шло почти безукоризненно.

9 апреля предпринята вторая бомбардировка Севастополя.
3—5 июня состоялась третья бомбардировка, после которой союзники овладели рядом русских укреплений и вышли вплотную к Малахову кургану — ключу к обороне Севастополя.
16 августа 1855 года происходит сражение на реке Чёрной, в ходе которой русские войска безуспешно пытаются снять осаду Севастополя.
17—20 августа — пятая бомбардировка Севастополя. Потери русских войск составляли 900—1000 человек в день. Огонь неприятеля с 21 августа по 3 сентября был слабее, но выводил из строя ежедневно по 500—700 человек.
4—7 сентября состоялась последняя, шестая бомбардировка.
8 сентября 1855 французские войска захватили Малахов курган.

В ночь на 9 сентября 1855 года русские войска взрывают укрепления и переходят по наплавному мосту на северную сторону Севастополя. Почти весь город переходит в руки противника. Войска заняли новые позиции, интенсивность боевых действий резко упала.

В январе 1856 года император Александр II принял ультиматум союзников. Война, шедшая в Крыму, на Кавказе, на Балтике, на Камчатке, в Азовском море, на Белом море (да-да, а сколько ещё десятков тысяч солдат было сосредоточено на границах, ожидая удар Австрии и, Швеции и Пруссии) завершилась. Россия, воевавшая с половиной Европы, была побеждена.
А теперь спустимся со стратегических высей в тактическую грязь. Итак, оборона Севастополя продолжалась 349 дней. Как обычно, основные бои шли вокруг господствующих высот. Главная из них - Малахов курган, гряда довольно высоких холмов, находящихся теперь почти в центре Севастополя. Французы хотели больше славы - англичане уступили им участок Malakoff. Сейчас Малахов курган зарос высокими деревьями и по широким парковым дорожкам чинно прохаживаются туристы. Во время первой осады холмы были густо изрыты окопами, артиллерийскими батареями (до 76 русских орудий), земляными укреплениями и просто залиты дождём французских ядер. На вершине кургана стояли развалины каменной башни, наблюдательного пункта русских. Каждый клочок земли перед курганом был залит кровью французов, каждая пядь земли на кургане - русской кровью. Изначально Севастополь был никак не прикрыт от атак с суши, но бешеная деятельность генерала-инженера Тотлебена и лопаты, которые взяли все свободные солдаты и матросы, сделали чудо - за несколько недель Севастополь опоясался укреплениями. А по плану, союзники должны были покорить город за неделю...

У нас любят представлять англичан и французов как "несерьёзных" солдат, в отличие от русских и немцев.
Шотландцы

Fenton scottish solders

Англичане и шотландцы
Fenton british solders

Французы
Fenton french solders

Я бы поостерёгся называть таких людей "слабыми солдатами".

Мясорубка, продолжавшаяся почти год, была ужасна. Один за одним на кургане погибали русские адмиралы, командовавшие обороной: Корнилов (его последними словами были: "
Отстаивайте же Севастополь"), Истомин, Нахимов. И что меня поразило: поднявшись на вершину, я увидел почти весь старый Севастополь, то есть от центра города до кургана было минут 20 пешего хода. Солдат и моряков не отводили в тыл - тыла как такового не было!

Вершина кургана. Весь город подо мной.
DSCN4811

Очень сильное впечатление производит панорама "Оборона Севастополя" Франца Рубо, автора "Бородинской панорамы".
Здание панорамы
DSCN4766

Фрагмент - разбитые орудия и новые и новые волны французов, идущих на штурм. В оригинале видна также русская контратака. Фото не моё.
Rubo

Очередная, 6-я усиленная бомбардировка заставила умолкнуть артиллерию Малахова кургана. Севастополь представлял груду развалин; исправление укреплений сделалось невозможным. 8 сентября 1855 года, после жестокого огня, союзники в полдень двинулись на штурм, Через ½ часа французы овладели Малаховым курганом; на всех прочих пунктах обороняющиеся, совершив чудеса храбрости, отбили нападение, однако дальнейшая оборона Севастополя уже не представляла никакой выгоды; в последние дни бомбардировка вырывала из рядов защитниковн по 2½—3 тыс. человек, и стало очевидным, что держаться при подобных обстоятельствах не было возможности. Командующий князь Горчаков решил оставить Севастополь, и в течение ночи перевёл свои войска на северную сторону (из wiki).

Vernet_-_La_prise_de_Malakoff
Орас Верне - взятие Malakoff. Обратите внимание на гору трупов.

Всех солдат, и французов, и русских, погибших в последнем бою, похоронили в одной, братской, могиле.

DSCN4802

DSCN4803

DSCN4804

В результате бойни, за 11 месяцев осады союзники потеряли убитыми и ранеными не менее 70 тыс. человек, не считая умерших от болезней. Россияне в обороне Севастополя по опубликованным в 1856 году данным штаба гарнизона потеряли 17 015 человек убитыми, 58 272 — ранеными, 15 174 — контуженными и 3164 — пропавшими без вести. И... что же поменялось? Крым остался русским, ограничения, наложенные на императорский Черноморский флот были сняты через пятнадцать лет, в Париде появился boulevard de Sébastopol, а в России наконец пошли реформы Александра II. И десятки тысяч людей легли в братские могилы...

Длинный перечень частей и подразделений, участвовавших в обороне. После всех стрелков и моряков, после инженеров и казаков, последней строчкой идут они...

DSCN4810
Арестантские роты.
Это Россия, тут так заведено.

Date: 2016-11-30 04:15 pm (UTC)
From: [identity profile] abadonna.livejournal.com
Спасибо за очень интересный пост

Profile

justfedja: (Default)
justfedja

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819 2021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:33 am
Powered by Dreamwidth Studios